четверг, 21 апреля 2011 г.

О поездах


      Еще одна порция старых записок из серии "Размышления о..." - к сожалению, память не сохранила, чем мне не угодили железнодорожные стаканы, но придумывать что-то к тому, что было давно написано, не хочется. В обшем, РАЗМЫШЛЕНИЕ ВТОРОЕ было

О ПОЕЗДАХ

     Ездить мне приходится достаточно часто, и хотя это преимущественно путешествия из Петербурга в Москву и обратно, впечатлений набралось достаточно. Кстати, мысль записать эти самые впечатления пришла именно в поезде, когда я лежала на верхней полке плацкартного вагона, разбуженная беседой двух мужчин, занимавших нижние места, одно из которых было подо мной. До того, как я уснула, ни один из них не проронил ни слова. Не знаю, что послужило началом этого разговора, в это время я спала, но когда проснулась, они в полный голос обсуждали размеры заработной платы сварщиков, так как в ходе беседы неожиданно выяснили, что оба таковыми являются. Было два часа ночи. Первые пятнадцать минут я честно ждала, что они закончат свой,  безусловно, занимательный, но, с моей точки зрения, несколько несвоевременный разговор, но по истечении этого времени, поняв, что конца не предвидится, стала закипать. Я ворочалась с боку на бок,  пытаясь придумать какую-нибудь короткую язвительную фразу, которую скажу им, но в момент, когда я, уже на грани бешенства, готова была выпалить   какую-то гадость, они неожиданно замолчали.  Я закрыла глаза в надежде поспать еще часа три. Надежде не суждено было сбыться, и  причиной этому было тоненькое, мерзкое звяканье ложки, дрыгающейся в стакане. Звук был такой отчетливый, что я  решила, этот стакан стоит здесь, на нашем столике. Я свесилась с полки, чтобы вынуть ложку из стакана, но к ужасу своему увидела, что на нашем столике стоит только одна пустая пластмассовая кружечка. Стакан с бряцающей в нем ложкой был в другом месте. Идти по вагону в поисках этой ударной установки я не решилась,   тем более, что для этого пришлось бы слезать с верхней полки. Надежды, что этот концерт разбудит хозяина злосчастного стакана не было, и мне ничего не оставалось делать, как накрыться с головой , и начать жалеть себя и проклинать свою бедность, из-за которой я не могу ехать как все нормальные люди если не в СВ, то хотя бы в купейном. Особенно меня раздражало, что никому, кроме меня, по-видимому, эти звуки не мешают, все преспокойно спят, а некоторые даже похрапывают.

Второе слово - помни

      Действительно, пока вышиваешь слово, поневоле начинаешь задумываться о его значении. Что мы должны помнить, хорошо ли это - помнить о чем-то долго, и что вообще достойно памяти, а о чем лучше не помнить вовсе? Целая цепочка разный событий и людей прошла у меня в памяти, пока я вышивала это remember.  Еще раз, конечно, убедилась, что я не злопамятная, но злая, и память у меня хорошая, но тут уж против природы не попрешь, что выросло - то выросло.
  Косяков в этой крошечной вышивке я наделала везде, где можно. Где их было наделать нельзя - я их наделала тоже. Радует только то, что увидеть их может  тот, кто шил это сам, или, у кого есть схема, но таких товарищей очень мало. Но вышивать ночью надо прекращать, потому что утром я начинаю сомневаться, а не вверх ногами ли я держала схему, пока вышивала эти полтора крестика?
   Вот результат очередной ночной посиделки: